Проблема морального максимализма в пьесе Г. ибсена «Кукольный дом»

2 Янв 2017 | Автор: | Комментарии к записи Проблема морального максимализма в пьесе Г. ибсена «Кукольный дом» отключены

Человеку присуще украшать собственная жизнь, причем не только для чужих глаз, а и для собственных. Это понятно, даже естественно. Как птиц строит собственное гнездышко, так человек создает уют в собственном доме, порядок и традиции в семье, стиль жизни. Неважно лишь, когда это становится самоцелью, не фоном, а основным сюжетом, когда постепенно скрываются серьезные разговоры и думы, когда уменьшается круг мировоззрения, когда актеры вечного домашнего театра привыкают все время играть, забывая об искренности и откровенности отношений из близкими

Украшая или даже обожествляя дорогой человека, можно помочь ей подняться до этого идеала, а можно затмить глаза, не заметить, что созданный тобой идеал ненастоящий, словно пустой, превратить себя в фанатичного прислужника этой пустоте, своему собственному вымыслу

Яркая личность, талантливая, эмоциональная женщина, самоотверженная жена и любящий иметь, Нора становится дополнением к своему мужчине, его "билочкою", "жаворонком" — игрушкой, одно слово. Он даже выбирает ей карнавальные костюмы и диктует манеру поведения, он ревнует к друзьям и школьных подруг, она отчитывается, какие игрушки купила для детей и за какую цену...

Нора привыкает, что к нее относятся, как к ребенку, который не понимает надлежащим образом законов общества и религии, и ей никто и не дает времени разобраться у них, научиться. Зачем это жене-игрушке?

А разве игрушку принуждает жизнь решать такие вопросы, которые жизни ставит перед Норою? Тяжело больного мужчины надо повезти на юг, к морю, средства на это можно взять только взаймы. Невольник притворных понятий о своем реноме, Хельмер отказывается занять деньги у кого-то — хоть официально через банк, хотя в приватнихосиб.

Дело не только в нем: что бы должна делать молодая женщина с тремя малыми детьми, если бы не спасли его жизни? Хельмер даже не думает об этом, для него важнее внешняя порядочность. Тогда Нора одалживает деньги тайно, беря полную ответственность на себя (отдавать заем ей принадлежит тоже тайно, ограничивая себя во всем), но, по норвежским законам, кто-то из родичив-мужнин должен был поставить свою подпись как ручательство надежности Нори. Фрау Хельмер знает, что ее отец не отказал бы в этом, но обратиться к нему лично она не в состоянии. Отец в другом городе, тяжело больной, она даже перед смертью не может проститься с ним, потому что ждет на третий ребенка и присматривает больного мужчины. Нора отвешивается самая подписать за отца, но ставит на документе дату, не знавая, что отца в то время уже нет в живых...

Женщина даже не подозревала, что делает что-то аморальное: разве же есть законы, по которым нельзя спасать любимого мужчины, отца собственных детей? Перед Рождеством Нора чувствует себя счастливой: почти весь долг уплачен путем отказы себе во всем, тайно от мужчины; Хельмер выздоровел и занимает должность директора банка

Здесь появляется один из служащих банка, у которого Нора одолжила деньги, к нее с просьбой. Этот человек Когда-то сделал ложный шаг в жизни — ради спасения детей. Его было наказано, но снова ценой добросовестной работы он смог подняться и занять достойную должность. Едва ли он будет еще в возможности повторить свой тернистый путь, если его выгонят из учреждения. Хельмер именно это старается сделать перед Рождеством. Прошлое Кроґстада для этого — только повод. Главное — Хельмер хочет выбросить из лав служащих давнего знакомого, чтобы предупредить возможную фамильярность

Кроґстад просит Нору помочь ему, в отчаянии даже шантажирует женщину, которая расскажет о всем мужчине, даже бросает в почтовый ящик письма. Кстати, Нора к тому ограничена в своих домашних правах, которая даже не имеет ключа от почтового ящика

Считая мужчины честным, принципиальным человеком, Нора и предположения не имеет, что он может согласиться на предложение Кроґстада — не открывать тайну ее поступка перед миром за выгодную должность в банке. Но ей кажется, что он не допустит ее стыда, и возьмет всю вину на себя, защитит ее. Нора даже хочет пойти из дома, наложить на себя руки, чтобы не допустить этого, чтобы не поставить любимого в затруднительное положение, но ей бракует решительности...

Мы видим, как постепенно спадают выдуманные, воображаемые блестящие украшения с Хельмера. В это время, которое Нори надо выиграть, пока ее подруга берется уговорить Кроґстада, Хельмера очень легко обмануть, что все речь идет хорошо. Он не замечает, что жена очень взволнована — за лучше не замечать. Он не очень грустит, когда получает весть, которая один из близких друзей семьи тяжело больной и вынужден умирать на уединении

и вот, в конце концов, письмо. Хельмер не защищает — обвиняет Нору. Он сразу же думает, как пойти на требования Кроґстада, все его принципы скрываются. А Нору, самоотверженную жену, будет наказано — ей не позволят воспитывать детей. Но извне все остается, как было: для реноме Хельмера надо беспокоиться " о спасении остатков, обломков, декорума!"

Когда через несколько минут супруг получает сообщение, которые Кроґстад не будет возбуждаться дело и возвращает расписку Нори, Хельмер, словно ничего не произошло, снова говорит о своей любви к Нори и ответственность за нее. У него даже вырываются слова, что он ее прощает, хотя извиняться, прежде всего, надо ему самому

Мы видим, как в этих испытаниях, за несколько страшных для нее часов, возрастает самосознание Нори. Она наконец ощущает свое собственное достоинство: " Ты-То не судишь и не говоришь, как человек, на который я могла бы положиться. Когда у тебя прошел страх, — не за меня, а за себя, — когда вся опасность для тебя прошлая, с тобой будто ничего и не было. Я, как и раньше, осталась твоей птичкой, жаворонком, куклой, с которой теперь надо вести себя еще осторожнее, потому что она оказалась не такой уже и крепкой. Торвальд, в тот миг мне стало ясно, что я все те восемь лет жила с чужим человеком".

Нора имеет достаточно сил, чтобы пойти из этого дома, поехать в родной город и попробовать стать достойным человеком, чтобы иметь моральное право воспитывать собственных детей. Пока что они останутся в доме Хельмера на руках няни, которая воспитывала когда-то самую Нору. Она идет в неизвестность, но отказывается от материальной помощи мужчины. Возможно, он тоже сможет изменить себя, иначе будет смотреть на мир, если "куклу отнимут".

Эта пьеса написана в семидесятые года XIX столетие, в Норвегии, где женщина, как мы видим, имела ограниченные права сравнительно с мужчиной, но в понимании законов человечности, в поднятии к высотам морального максимализма Генрих ибсен выдвинул на передний план именно героиню

Кстати, много лет на российской и немецкой сцене, куда она впервые пришла, драма "Кукольный дом" имела название "Нора".

Другие статьи категории "Художественная литература":
Прочитал статью?Голосуй!!!
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Мы в VK
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

Email: steam-seller@list.ru

Skype: Sabanowwlad

ICQ: 696042917

О сайте

На нашем сайте вы найдете море сочинений на разнообразные темы.