Не случайно также и то, что в своей универсальной критике

27 Авг 2014 | Автор: | Комментарии к записи Не случайно также и то, что в своей универсальной критике отключены

Не случайно также и то, что в своей универсальной критике существующего капиталистического строя и в своих страстных поисках нового, которые им всем присущи, все трое приходят к социализму, начавшему свое распространение в Европе со вто-рой половины XIX в. Пусть это непоследовательный—жоресист-ский или фабианский —социализм, абстрагированный от рабочего класса и от революций, осложненный либерально-утопическими иллюзиями, скептическим сомнением или идеалистическими заб-луждениями всякого рода. Все же необычайно знаменателен самый факт, что непримиримая и воинствующая мысль крупней-ших художников-реалистов конца XIX и начала XX в., разочаро-вавшихся в буржуазном строе, уже не может обойти самой пере-довой — социалистической и даже коммунистической — идеологии эпохи. «Анатоль Франс подошел вплотную к коммунизму я, если бы не был так стар, может быть, стал бы решительно на револю-ционные позиции»2,— резонно говорит Луначарский в статье «Куда идет французская интеллигенция». И Шоу, как мы знаем, начал свою общественную деятельность пламенными выступле-ниями на социалистических митингах и на всем протяжении сво-ей жизни после Великой Октябрьской революции оставался вер-ным другом и пропагандистом советского социалистического строя. Одним из первых английских писателей, объявивших о своих со-циалистических симпатиях, был также и Герберт Уэллс, хотя он признавал, что был социалистом «не по Марксу». Так или иначе, социалистическая теория осветила их творчество своим светом, помогла им постичь обреченность капитализма, породила стремле2 А. В. Л у н а ч а р ск и й. Собр. соч., т. VI, стр. 270.

ние к радикальной перестройке мира. Недаром Шоу говорил, что Маркс открыл ему глаза «на факты истории и цивилизации», дал ему «абсолютно новые представления о мире», прояснил ему «цель и миссию в жизни»3.

Говоря об общих истоках социально-философского направле-ния реализма на рубеже XIX—XX столетий, нельзя, разумеется, забывать о национальных традициях, которые играют колоссаль-ную роль в формировании каждого художника. Для Франса, кото-рый законно считал себя хранителем и наследником «латинского гения», огромное значение имели и животворные раблезианские традиции и Монтень с его философским сомнением. Он не только использовал богатый опыт французской сатиры от средневековых фабльо до Мольера, Вольтера и Беранже, но и взял на вооружение строгие и чистые формы французского классицизма, перед кото-рым он преклонялся всю жизнь, ибо, как говорит Луначарский, это был «век мыслящей литературы». Для Шоу же очень сущест-венны традиции английского романтизма с его философскими мотивами и его интеллектуализмом, восходящим к Просвещению (в особенности это относится к революционному романтизму Шел-ли, как показывает А. А. Елистратова в книге «Наследие англий-ского романтизма и современность»4); и, конечно же, реализм Диккенса, которому и Шоу и Уэллс обязаны многими чертами своего искусства (в статье о Диккенсе Луначарский говорит, например, о том, что великий английский реалист был предшест-венником и учителем многих замечательных карикатуристов в искусстве гиперболизации образа: «Он выхватывал тип из той среды, в которой он на самом деле бытовал. Он возводил его до гиперболы, до чрезвычайного преувеличения, иногда почти до абсурда. Такого рода гиперболическая, преувеличивающая манера свойственна многим английским писателям… Стоит вспомнить ир-ландцев от Свифта до Шоу, современного нам Уэллса или амери-канского юмориста Твэна…»)5.

Однако при всем разнообразии этих национальных истоков философские и рационалистические традиции XVIII в. остаются наиболее существенными в духовном формировании и Франса, и Шоу, и Уэллса. Правда, в противоположность оптимистической, ничем еще не замутненной вере просветителей в полное торжество человеческого разума, в мировоззрение интересующих нас писа-телей рубежа XIX и XX вв. входит значительная доза пессимизма, сомнения, порою даже разочарования в человеке, и ощущение зыбкости всякого знания, идущих, в частности, от декадентских влияний «конца века». И все же разум человека, его дерзновенная

3 Цит. по статье «Коммунизм и Шоу». «Вопросы литературы», 1961,
№ 8, стр. 135.

4 А. А. Елистратова. Наследие английского романтизма и современ-
Ность. М., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 348—351.

5 А. В. Л у н а ч а р ск и й. Собр. соч., т. VI, стр. 72.

мысль, смело атакующая всяческую мистику и иррационализм, остается, как и у просветителей, евангелием философского реализма.

От этой плодотворной прививки традиций XVIII в. к передо-вой мысли конца XIX столетия и происходит значительное расши-рение масштабов реализма, которое мы наблюдаем в произведени-ях Франса, Шоу и Уэллса.

В самом деле, что позволяет нам объединить в одну группу или единое направление этих трех писателей, несмотря на суще-ственнейшие национальные, индивидуальные, жанровые различия, о которых мы не должны забывать на всем протяжении работы? И чем именно отличается их искусство от предшествующего эта-па реализма в мировой литературе?

На наш взгляд, писателей этих объединяет широчайший охват явлений, огромный диапазон обобщения человеческого опыта, ранее еще недоступный писателю-реалисту, выход за пределы непосредственной данности, то есть страны, нации, социально-исторической формации и т. д., что и позволяет им отважиться на решительную переоценку всех ценностей буржуазной культу-ры. Именно к такой переоценке, к кардинальному пересмотру фи-лософских, социальных и моральных представлений, созданных в результате векового господства буржуазии, приближаются и рус-ские и западноевропейские писатели рубежа XIX и XX столетий (с той существенной разницей, что благодаря просветительским и сатирическим традициям XVI и XVIII вв., которых не знала в та-ких масштабах более молодая русская литература, западноевро-пейские писатели, о которых мы ведем речь, тяготеют к более заостренным, гротескным, порою фантастическим или парадок-сальным формам). Вот почему мысль их так часто совершает про-гулки по человеческой истории, подлинной и мифологической, на-чиная от Адама («Назад к Мафусаилу» Шоу) или возникновения христианства («Остров пингвинов», «На белом камне» и другие произведения Анатоля Франса) до отдаленнейшего будущего 802701 года («Машина времени» Уэллса и др.) с целью философ-ски осмыслить прошлое и предугадать будущее человечества. В книге об Уэллсе Ю. Кагарлицкий справедливо, на наш взгляд, говорит о восприятии современности в «движении истории»: Уэллс «показал, что отныне современность должна оцениваться с точки зрения будущего; своими героями он сделал целые общественные классы; местом действия — вселенную, временем действия — ты-сячелетия»6. Это замечание еще раз (подтверждает мысль о нео-бычайном раздвижении границ реализма в исследуемый период на рубеже XIX—XX столетий и о силе предвидения, которая вдох-новляет лучших художников этого времени.

Другое дело, что эти попытки предвидения идут пока ощупью, в разные стороны, с противоречиями и блужданиями, окрашенны-

Другие статьи категории "Сочинения для подготовки":
Прочитал статью?Голосуй!!!
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Мы в VK
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

Email: steam-seller@list.ru

Skype: Sabanowwlad

ICQ: 696042917

О сайте

На нашем сайте вы найдете море сочинений на разнообразные темы.