Действие в романе Стендаля развертывается, таким образом, как бы в двойном

4 Авг 2014 | Автор: | Комментарии к записи Действие в романе Стендаля развертывается, таким образом, как бы в двойном отключены

Действие в романе Стендаля развертывается, таким образом, как бы в двойном аспекте: это, с одной стороны, внешний ход событий, который продолжает всегда играть главную роль в романе (продвижение Жюльена по общественной лестнице — от столярной мастерской его отца до предполагаемой женитьбы на дочери маркиза де ля Моль), а с другой — напряженная внутренняя жизнь, протекающая в душе и в мыслях Жюльена. Особенность психологизма Стендаля состоит именно в том, что, показывая внешний ход событий, происходящих на поверхности, на виду у всех персонажей романа, он одновременно раскрывает то, что таится в этот же момент во внутреннем, глубоко скрытом мире его главного героя, так, что никто из окружающих его людей даже и не подозревает об этом.

Но, если Стендаль применяет свой психологический анализ к натуре незаурядной, исключительной, явно возвышающейся над всеми другими персонажами романа и тем самым сохраняющей что-то от романтического характера, то Мопассан, прошедший школу Флобера и Золя, которые интересовались характерами более заурядными и типическими, возвращается к психологическому методу именно на этой типической основе. Изображение рядового человека, отнюдь не возвышающегося над уровнем среды, которое ввел в литературу натурализм, а также обостренное внимание к физической, материальной природе человека, значительно обогатившее само понимание психологии (биологические комплексы наследственности, физиологические процессы рождения и смерти, болезненные и патологические импульсы всякого рода и происходящие отсюда особая впечатлительность, психологическая ранимость, маниакальность, и т. д.), не могло пройти бесследно для всего последующего реалистического искусства, в частности и для Мопассана. Вот почему в отличие от Стендаля Мопассан рассматривает в своих произведениях психологию отнюдь не выдающегося и незаурядного, а большей частью обыкновенного, среднего человека, обнаруживая и в нем неисчерпаемое богатство душевной жизни. Он тяготеет не к исключительным, а к более характерным состояниям души, свойственным множеству людей, а потому и захватывает в орбиту своего наблюдения гораздо больший диапазон общечеловеческих чувств. Ведь, читая «Красное и черное», мало кто узнает в мрачном пыле Жюльена родственную душу (недаром сам автор характеризует его как «существо высшего порядка»). А вот при чтении мопассановских новелл, бесконечно многообразных по тематике, по настроению, по окраске чувств, многие читатели найдут свои собственные эмоции, которые им довелось испытать в разные моменты их жизни, или непосредственно проникнуться тем лирическим настроением, которое воспроизводит художник. Психологизм Мопассана, таким образом, более интимно связан с читателями, он как будто более открыт, более непосредственно обращен к чувствам и мыслям внимающих ему людей. Такова, например, концовка новеллы «Менуэт», где герой рассказывая об одной странной встрече, воспоминание о которой не дает ему покоя, «преследует, терзает» его, прямо обращается со своим размышлением к читателям: «Почему? — говорит он, как бы беседуя с ними —… Я этого не знаю… Вам, наверно, это покажется смешным?».

Уже Стендаль, как мы видели, расширил рамки психологического анализа, по сравнению с романтиками, включив в него не только состояние любовной страсти, но и страсти честолюбия, например, обуревавшей Жюльена Сореля. (Мопассан пошел значительно далее, расширив сферу художественного наблюдения на самые разные области человеческих чувств, настроений, скрытых душевных движений и нравственных страданий, едва проявляющих или совсем не проявляющих себя на поверхности.

Таковы необъяснимые чувства тревоги и беспокойства, одолевающие порой душу человека, «приступы беспричинной печали, когда хочется плакать, когда хочется говорить все равно с кем, лишь бы стряхнуть груз мысли» (новелла «Он?»). Или слезы внезапного умиления под наплывом чистых детских воспоминаний, которые рождаются в определенной обстановке даже у таких примитивных и огрубевших натур, как девицы из заведения Телье, расчувствовавшиеся на церемонии конфирмации в деревенской церквушке («Дом Телье»). Или безнадежные стариковские слезы, когда человек вдруг «охватывает единым взглядом прошедшую жизнь и оценивает ее как пустую, бесцветную, напрасно прожитую, лишенную ласки и любви» («Сожаление»). Или борьба противоположных устремлений и порывов, раздирающих иногда человеческую душу: «Ни разу еще не приходилось мне видеть с такой ясностью, как в эту ночь, противоположность двух заключенных в нас существ, из которых одно желает, а другое противится, и каждое поочередно одерживает верх» («На реке»).

Иногда писатель как бы вскрывает скальпелем сердце очаровательной женщины, родившейся в бедной семье и долгие годы напрасно мечтавшей об изяществе и неге богатых салонов; он по-называет момент ее блестящего триумфа на одном из вечеров такого богатого салона («дымка счастья, сотканная из поклонения и общих восторгов»), за который она потом должна так жестоко в расплачиваться долгими годами тяжелого труда, навсегда поглотившего ее молодость и красоту («Ожерелье»). Иногда же он запечатлевает сложное чувство старого академитка, внезапно открывшего в отвратительном идиоте, работающем на скотном дворе,

своего внебрачного сына, о существовании которого он и не подозревал прежде: тут вскрываются угрызения совести, мучающие старого человека, смесь отвращения и в то же время «ненасытная и болезненная потребность» видеть этого злосчастного идиота, хотя его вид причиняет ему безумные страдания, а порой даже «непреодолимое желание поцеловать его» («Сын»).

Другие статьи категории "Сочинения для подготовки":
Прочитал статью?Голосуй!!!
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Мы в VK
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

Email: steam-seller@list.ru

Skype: Sabanowwlad

ICQ: 696042917

О сайте

На нашем сайте вы найдете море сочинений на разнообразные темы.